Наше главное слово —
создавать!
Rus / Eng
+7 (495) 933 1055
/ 8 (800) 550 1345

Авторская ниша на массовом рынке и дизайнерская мебель от лидера рынка офисных перегородок

журнал «Креативный Директор»

Задача
Наладить выпуск «особенного» продукта в рамках производственной компании.
Решение
Организовать и упорядочить сотрудничество со сторонними подрядчиками-дизайнерами.
ОСНОВНОЙ БИЗНЕС компании NAYADA—системы офисных перегородок. К этому продукту, естественно, прилагаются и дополнительные услуги: проекты планировки офисов, дизайн и оформление. В сферу нашей компетенции традиционно входило и производство мебели. Мы делали стойки ресепции, встроенные шкафы, другие предметы, предусмотренные проектом помещения. Эта продукция всегда носила индивидуальный характер, но выполнялась под конкретные нужды заказчика. Настал момент, когда мы задались вопросом: может, нам, овладев технологиями создания штучной и малосерийной продукции или мебели, производить ее, ориентируясь на собственные вкусы и понимание рынка?
КЛАССИФИЦИРУЙ ЭТО
Так мы начали делать «дизайнерскую» мебель. Ниша оказалась незанятой: в рамках относительно крупных российских производств продукцию такого рода практически никто не выпускает. Отсутствует даже культура такой индустрии — настолько, что мы даже пока название направлению дать не можем. «Дизайнерская мебель», «авторская», «концептуальная», мебель для арт-дома и арт-офиса... Каж­дое из них не совсем подходит. Например, «дизайнерская» — а что, другую мебель создают без участия дизайнеров? Более того, хорошо продаваемая мебель сделана очень профессионально именно с точки зрения дизайна.Авторская — ближе по смыслу, ведь у каждого изделия есть разработчик—творец. Но здесь возникают нежелательные ассоциации с авторской песней — у нас в стране это дело любительское, не особо профессиональное. Арт-объектом такую мебель можно назвать, но звучит слишком пафосно для продукта, который тиражируется и продается по вполне доступным ценам. Можно сравнить его с понятиями «кино не для всех», «без границ» или, скорее, «артхаус». У подобного искусства, как и у нашей мебели, очень узкая аудитория ценителей — люди, которые могут оценить оригинальность идеи, которые любят окружать себя интересными вещами. Такая мебель рождается в результате озарений и плотного сотрудничества с архитекторами и дизайнерами.
КУПЛЮ ИДЕЮ
Многие предметы мебели мы разрабатываем силами собственных дизайн-студии и КБ. Однако сделать продукт по-настоящему творческим, разнообразным и неожиданным получается лучше, если привлекать и сторонних авторов. Мы сотрудничаем как с именитыми дизайнерами и архитекторами, так и с начинающими, даже студентами. Здесь в зависимости от задачи и конкретной ситуации можно идти двумя путями: либо заказывать проект, составив предварительное ТЗ, либо выбрать уже готовую авторскую идею.
Ее потом можно вместе доделать и внедрить в производство. Бывает и так, что автор сам находит нас. Взаимодействие дизайнера и производителя в мировой практике строится на основе двух распространенных схем: производитель составляет ТЗ и ищет дизайнера — выбирает одного из многих; дизайнер «ловит» идею, разрабатывает проект и ищет производителя, чтобы воплотить его в жизнь. К некоторым дизайнерам заказчики приходят сами, готовые платить огромные деньги за право производства заведомо беспроигрышных вариантов. Но, к сожалению, таких звезд мало. Некоторые производители могут не искать автора — к ним и так выстраивается очередь. В этом случае задача производителя сводится к выбору наиболее подходящего разработчика и передаче ему ТЗ.
Мы работаем по обеим схемам. У нас возникают идеи, для воплощения которых мы обращаемся в студии промдизайна, объявляем конкурсы, чтобы найти человека, способного создать что-то по нашему ТЗ. К нам приходят дизайнеры со своими идеями. Нельзя сказать, что они выстраиваются в очередь, но нам действительно предлагают много проектов, некоторые из них идут в производство. В нашей компании, кстати, нет шаблона ТЗ: при работе с разными авторами задание предполагает индивидуальный набор «пунктов», дополнительных материалов и требований к проекту. Этот документ может содержать 20 страниц и более, а может заключаться в одной фразе, например: «нам необходим переговорный стол на таких-то ножках в нескольких общепринятых размерах для таких-то столов».
ЧТО ИНТЕРЕСНО КРЕАТОРУ
Привлекательные стороны есть в сотрудничестве с любыми авторами, в том числе и с начинающими. Недавно на неделе российского дизайна Sretenka Design Week к нам обратилась cтудентка специализированного вуза. Она хотела сделать опытный образец продукта под условным названием «стул-стол», отобранного для демонстрации на выставке I Saloni WorldWide Moscow. Мы встретились, посмотрели чертежи и решили, что идея интересна и может быть воплощена в жизнь. Совместно с дизайнером доработали концепцию, которая в результате превратилась в более функциональный стул-лавочку, на котором можно сидеть вдвоем. Результатом сотрудничества стал оптимизированный по материалоемкости опытный образец. Он не попал в серийное производство, но работать над ним было очень интересно. Работа с признанными мастерами имеет гораздо больше нюансов, впрочем, как и привлекательных моментов.
Несколько месяцев назад у нас завязались деловые отношения с профессором школы Баухаус Дессау Дэниелем Дэндра. Познакомившись на «Стрелке» с президентом NAYADA Дмитрием Черепковым, он в числе других проектов показал кресло Hedronics. Подобно оригами, оно выполняется из дельного листа металла и воплощает математическую гармонию строгих геометрических форм. После недолгого обсуждения было принято решение произвести это кресло для Недели российского дизайна Sretenka Design Week. Чем руководствуются именитые авторы, завязывая cотрудничество с производителем? Мотив Дэниэля в нашем случае был стандартный: увидеть свой продукт в материале, донести его до потребителя, дать ему жизнь. А еще это, конечно, пиар дизайн-бюро, собственного имени, очередной «кейс», который можно описать и передавать студентам и подчиненным. Нам же, в свою очередь, просто понравился проект. Да и вообще сотрудничество с таким известным человеком обещало быть интересным. Доделывать пришлось многое: архитектор передал нам разработку в электронном виде, приложив три разных рисунка декоративной перфорации. Мы выбрали из них наиболее, на наш взгляд, интересный. Проект был совершенно не проработан с точки зрения производства. Не был даже выбран материал. И мы стали «сокреаторами» Дэниеля. Да, мы любим творить, и перспектива «сотворить» кресло для недели дизайна совместно с известным немецким архитектором сыграла решающую роль в принятии решения.
В СОАВТОРСТВЕ
Те, кто хоть раз в жизни своими руками пытался сделать табурет, знают, что это не так просто, как может показаться на первый взгляд. Если же речь идет о новом и революционном даже продукте, предназначенном для серийного производства, процесс усложняется многократно. Получив проект кресла в виде чертежей и ЗD-модель кресла, мы на производстве создали бумажный макет небольшого размера. Оценили технические проблемы, которые надо решить: например, форму клапанов для крепления металла изнутри кресла. Выполнили первый образец в материале и оценили эргономику — насколько проект учитывает применение по назначению с точки зрения комфорта, унификации, логики и функциональности. Когда был произведен первый опытный образец кресла в металле, выяснилось, что в кресле может удобно расположиться лишь человек астенического телосложения. После обсуждений мы решили сделать кресло двух размеров. Опытным путем выяснили, что облокотиться на спинку такого кресла невозможно. Хотя дизайнер не закладывал в проект возможность сидеть облокотившись, каждый человек, включая первого испытателя, пытался сделать именно это.
На исправление недочета требовалось много времени, которого на тот момент не было, потому этот вопрос мы отложили на будущее. Сейчас перерабатываем проект, чтобы сделать более удобный вариант. Архитектор уже подготовил свой вариант чертежей, наша студия занимается их доработкой. В течение месяца должен появиться обновленный продукт. При этом архитектору за доработку никакие дополнительные выплаты не производятся: он заинтересован, чтобы его продукт производился и продавался.
НАЙТИ ОБЩИЙ ЯЗЫК
Главным, пожалуй, препятствием на пути успешного сотрудничества с иностранным автором может стать языковой барьер. Дело в том, что общаться приходится на английском языке. В нашем случае он не был родным ни для одной из сторон. Даже при хорошем знании языка представителями обеих сторон обсуждать технические нюансы не так-то просто. Вторая сложность, с которой мы столкнулись при работе с иностранцем—удаленное общение. При подготовке к производству кресел для Недели российского дизайна архитектор курсировал между Германией и Францией. В условиях сжатых сроков минуты, затраченные на подготовку комментариев, пояснений и пересылку фото для согласования с автором, были для нас большой потерей. Забавной, но и самой значительной сложностью оказался спор на тему «что важнее: форма или функция». Мы как прагматичные производители, рассчитывающие продвигать и продавать кресло широкому кругу потребителей, сразу по получении первого промобразца начали настаивать на переделке. Продукт должен быть более удобным для сидения и комфортного отдыха, с возможностью откинуться на спинку.
Дэниель же до сих пор с нами окончательно не согласился, хотя пошел на уступки и подготовил новый вариант. По идее архитектора, это кресло просто «красивое». Оно не задумывалось как предмет мебели, в котором можно «утонуть» и расслабиться. Понятно, что автору жалко потерять даже самую малость в красоте и правильности формы ради функциональности. Мы уважаем его мнение как автора и профессионала, но в его варианте кресло будет пользоваться совсем небольшим спросом и больше как арт-объект. Мы же как производитель заинтересованы пусть в небольшом, но стабильном сбыте. После первого обсуждения проблемы автор выслал нам переработанный проект, где спинка просто была сильно наклонена —опереться на нее вообще нельзя. Так, по его мнению, удалось устранить дискомфорт. С большим трудом удалось объяснить, что необходимо не только устранить дискомфорт, исключив возможность облокотиться, но и создать возможность все-таки облокачиваться на спинку с комфортом.
СУРДОПЕРЕВОД
Работа с новыми проектами, продуктами, авторами — стратегически важные задачи, стоящие перед отделом инноваций. У наших сотрудников нет постоянных должностных обязанностей и они не работают в рутинном ритме, ведь не только проекты разные и не похожие, но и методика и алгоритм работы с каждым автором или группой авторов свои, особенные. Например, действия студии пром-дизайна сильно отличаются от работы архитекторов и других непрофильных авторов. Обратившись в студию, мы получаем не только проект ЗD и чертежи на бумаге, но и промобразец, или прототип. Для архитекторов, которым приходится повседневно решать сложные задачи с большим количеством технических ограничений и рисков, создание мебели —«отдушина», хобби. Работая над такими проектами, они позволяют себе расслабиться и творчески развернуться. В данном случае изготовление промобразца ложится на нас. И при этом многообразии и при этом потоке нового остается одна постоянная: производство в лице конструкторов и технологов — отдельный мир со своим языком и своей логикой. Нам, кроме всего прочего, приходится (и даже это иногда забавно) перерабатывать идеи и задачи специально для производства, на понятный им язык, а потом с языка производственников переводить пожелания авторам.
При этом многие привычные для традиционного маркетинга технологии в нашем случае бесполезны и неуместны. Например, анализ рынка, изучение спроса. Все-таки мы выпускаем мебель, рассчитанную не на массовые продажи, а на людей, желающих выделиться либо выделить свой интерьер. И изучать предварительно спрос на такие вещи не имеет смысла: наша задача сделать то, чего еще не было.

Авторская ниша на массовом рынке и дизайнерская мебель от лидера рынка офисных перегородок

Черепков Дмитрий Анатольевич президент компании NAYADA, Москва
Возраст 40 лет
Образование
Высшее, диплом с отличием МГТУ им. Н.Э. Баумана; Президентская программа подготовки управленческих кадров; диплом МВА
Как долго в отрасли 15 лет
Профессиональная гордость
Создал компанию NAYADA, которая сегодня входит в пятерку мировых лидеров по производству продукции для офисов
Что нравится
Нравится жить, очень нравится жить вкусно
Увлечения
Путешествия
Самый авторитетный персонаж
Барон Мюнхгаузен
Жизненное кредо
Создавать

Авторская ниша на массовом рынке и дизайнерская мебель от лидера рынка офисных перегородок

Альбина Сугробова руководитель отдела инноваций и развития
Возраст 33 года
Образование
Высшее, МГТУ им. А.Н. Косыгина, ФПИ
Как долго в отрасли с 2007 г., в управлении инновациями — более 8 лет
Профессиональная гордость
Недавно стол, разработанный нашей компани­ей, выбрали для участия в выставке—мы выставили первый промышленный образец, на него нашелся покупатель
Что нравится
Радует то, что относится к понятию созидание; нравится давать новым продуктам жизнь, рисовать; нравятся свет, активные люди, полеты во сне
Увлечения
Коллаж, живопись, танцы, путешествия, увлекаюсь новым и интересным, а оно все время разное
Самый авторитетный персонаж
Чайка Джонатан Ливингстон
Жизненное кредо
Воплощать мечты, исполнять желания

наверх