Наше главное слово —
создавать!
Rus / Eng
+7 (495) 933 1055
/ 8 (800) 550 1345

Томас Мулер – одинокий велосипедист

Наш партнер технический директор компании «Кино Эксперт» Томас Мулер живет в Москве почти 20 лет. Он строит киноцентры, театры, офисы, развлекательные центры, аквапарки, ледовые дворцы по всему миру. В Москве самые известные его проекты это развлекательный центр Мультиплекс, кинотеатры «Октябрь», «Kinostar», деловой центр на Чистых прудах, новый основной офис HTB, офисы Red Bull, MAN. О том, что уехал из Франкфурта-на-Майне, Томас не жалеет. Потому что любит экстрим. Любимое увлечение Томаса Мулера — экстремальный велотуризм. О том, что это такое, вы узнаете в нашем материале.

Томас приехал в Москву в 1989 г. Как он сам вспоминает, начальник предложил поехать в командировку за границу, а для молодого специалиста это всегда вызов. И Томас не задумываясь согласился, правда, предложение поехать именно в Москву стало для него неожиданностью. «Для типичного западного немца 80-х понятие «заграница» прочно ассоциировалось с другими европейскими странами, ну в крайнем случае с Африкой». Однако Россия в то время была настоящим экстримом: дефицит продуктов и товаров первой необходимости, экономическая и политическая нестабильность, незнакомый язык, суровый климат. Томас, правда, думал, что это просто командировка, всего на три месяца. Но нет ничего более постоянного, чем временное: три месяца плюс 19 лет — ровно столько на сегодня длится его командировка. И, похоже, она будет продолжаться.

Велоспорт универсальное сочетание полезного с приятным

Как признается сам Томас, первые 10 лет в Москве он не занимался любимым маунтин-байком. Экстрима хватало в повседневной жизни. Но со временем Москва все больше стала напоминать Европу, по крайней мере по уровню жизни. И Томаса опять потянуло к велосипеду.

Впервые он увлекся велосипедом 30 лет назад. Дело в том, что Томас с детства занимался футболом. «Я мог стать профессиональным футболистом — был вратарем во франкфуртском Айнтрахте». Но травма поставила крест на его футбольной карьере. После лечения врачи порекомендовали ему как бывшему спортсмену обязательно заняться каким-нибудь видом спорта, где он не будет испытывать больших нагрузок: плаванием, бегом или велосипедом. И Томас выбрал велосипед — универсальное средство, которое позволяет сочетать полезное с приятным: поддерживать физическую форму и в то же время путешествовать».

«Два года я ездил по окрестностям Франкфурта, — говорит Томас, — пока не понял, что мне этого мало: я чувствовал себя в силах уехать гораздо дальше». Так началась велосипедная Одиссея Томаса Мулера. Сначала он объехал всю Германию, потом — Испанию, Францию. Но однажды в Европе ему стало скучно: «везде одно и то же, чисто, комфортабельно, полно людей». И он отправился сначала в Египет, а потом в Исландию, где сделал для себя интересное открытие: «Я проехал всю Исландию. Там я понял, что мне нравится быть одному, наедине с дикой природой».

Потом были путешествия в Тунис, на Кипр, в Чили. «А вот в Чили во мне проснулся олимпийский дух, — делится Томас, — быстрее, выше и дальше. Там я преодолел 1500 км — огромное расстояние через Атакаму — самую сухую пустыню мира. Целью моего путешествия было самое высокое озеро на земле Chungara Lake (4500m)».

Покорение Эвереста… на велосипеде

Проверив свои возможности в самой сухой пустыне мира, в следующий раз Томас решил покорить самую высокую точку мира — Эверест (8848 м над уровнем моря). Конечно, попасть на самую вершину на велосипеде просто невозможно — ведь туда могут забраться только альпинисты. Но Томасу удалось на двух колесах преодолеть большую часть пути. «Я прилетел в Лхасу, столицу Тибета, и оттуда проехал 1200 км по горным дорогам до отметки 5200 м, — вспоминает Томас. — Было неверотно тяжело: осенью в горах очень холодно, да и воздуха не хватает (он очень разрежен, и кислорода в нем половина нормы). Для новичка гипоксия обеспечена». После спуска Томаса ждал Непал. А впереди был тур по Сахаре. Как говорится, то лед, то пламя…

В это невозможно поверить, но во все свои экстремальные путешествия Томас отправляется без группы поддержки. «Я всегда один. Сам все организую, выбираю куда поеду, прокладываю маршрут, запасаю провизию и готовлю снаряжение (палатку и все прочее, что может потребоваться в пути). Сажусь в самолет и лечу к месту старта».

Поход на Крайний Север

Опыт подъема в горы холодной тибетской осенью потом пригодился Томасу, когда у него родилась идея проверить свои возможности в условиях Крайнего Севера.

«После высокогорных маршрутов и иссушающей пустыни я вдруг подумал: а не попробовать ли проехаться на велосипеде зимой? И решил узнать через Интернет: есть ли еще, кроме меня, сумасшедшие, которых привлекает Север как площадка для экстремального велоспорта. Оказалось, есть, и немало». Каждый год любители полярного экстрима собираются по соседству с легендарным Клондайком — в северной канадской провинции Юкон (Yukon), где проводится самый экстремальный зимний марафон — «Юкон Арктик Ультра» (Yukon Arctic Ultra, 560 км)». Там же устраивают гонки на собачьих упряжках на расстояние 1600 км — «Yukon Quest». «Эта ледяная дорога и стала моей трассой, — вспоминает Томас. — Но самым экстремальным оказалось испытание одиночеством. Целый день ты один на один со снежной пустыней, при температуре минус 30 градусов. За 15-16 часов езды ни одного звука, привычного для человеческого уха, — тишина как в барокамере. В такой тишине даже обыкновенный хлопок в ладоши будет слышен на расстоянии нескольких километров».

Томас видел, как даже самые выносливые спортсмены, которые приезжали в Юкон за рекордами на время и на скорость, быстро сходили с дистанции. Потому что уже в первую ночь к ним приходило понимание, что это не спортивная гонка, когда вокруг толпятся благодарные зрители. Что здесь тебе никто не поможет: если упадешь, то просто замерзнешь. На такой трассе, в таких погодных условиях и при таких температурах уже не важно, какие спортивные рекорды у тебя за спиной и насколько ты владеешь мастерством велоспорта. Здесь ты сталкиваешься с серьезным вызовом — сумеешь или нет преодолеть самого себя.

Белое безмолвие. Миражи-оборотни

Сила духа в суровых условиях Крайнего Севера важна не меньше, чем физическая подготовка. Даже если выдерживает организм, на психику очень давит белое безмолвие, усугубляемое ужасным холодом, который пробирает тебя до костей. Порой страх оказывается сильнее стремления к победе. Здесь не каждый человек, даже подготовленный спортсмен, может выдержать испытание одиночного заезда.

«С этим страхом я впервые столкнулся на Эвересте. И там понял, что в условиях, когда из-за разреженности воздуха может наступить измененное состояние сознания, надо тщательно прислушиваться к себе и своему организму, — советует Томас. — Есть определенные правила для таких заездов: надо двигаться равномерно, не делать слишком резких движений, не переутомляться и т.д.»

И если в горах, на высоте 5200 м, Томасу удалось, следуя этим правилам, избежать неприятных ощущений, то на «Юкон Арктик Ультра» он несколько раз оказывался жертвой полярного миража, в основе которого лежит явление иллюзии. «Так, был случай, — вспоминает Томас, — я ехал без остановки уже 20 часов, и вдруг начал «видеть» то медведей, то людей. Сначала я пытался догонять эти объекты, а когда приближался, то понимал, что это миражи-оборотни. Наконец, когда я «увидел» автобус, то просто перестал обращать на это внимание».

Велотрек за Полярным кругом

Так случилось, что Томас оказался первым европейцем, прошедшим этот путь до конца. Спустя год ни один европеец так и не повторил рекорд Томаса. И Томас решил рассказать об этом миру. Самостоятельно нашел спонсоров. Они заинтересовались его историей и помогли организовать целую экспедицию из 6 человек, в которую входили проводник, механик, врачи, фотограф и съемочная группа.

На этот раз было решено преодолеть гораздо большее расстояние от столицы провинции Юкон — Вайтхорс (Whitehorse) до острова Туктояктук (Tutktoyaktuk) в море Бофорта — это последнее место перед Северным полюсом, где живут люди (1200 км).

За 14 дней Томас преодолел в общей сложности 1600 км. Он стал первым европейцем, который проделал это опасный путь на велосипеде, не смотря на то, что чем севернее он поднимался, тем становилось холоднее. Так, последние 300 км оказались самым и трудными — приходилось ехать по замерзшему морю при сильном ветре и температуре ниже 50 градусов. Были ситуации, когда Томас без группы поддержки мог бы погибнуть. «Например, такой случай, — вспоминает Томас, — я не смог самостоятельно снять рукавицы, чтобы переодеться, разжечь костер, установить палатку. Пальцы просто перестали сгибаться».

Даже самая сильная жара не может сравниться с холодом по степени опасности для жизни, — считает Томас. «Холод — это самое экстремальное испытание. Я бывал в пустынях — Сахаре, Атакаме — и могу утверждать, что с жарой можно как-то бороться. Даже если нет воды, ты можешь просто сесть и дождаться вечера, когда жара спадет. Но попробуй это сделать при 30-градусном морозе. Если ты присядешь на таком холоде отдохнуть, то рискуешь больше не встать, потому что через пять минут кровь просто перестает поступать к конечностям. «Меня спасло то, что я вовремя прислушивался к своему телу и успевал собраться с силами, чтобы разжечь костер и поесть горячей пищи», — делится Томас.

Экстремальный спорт сродни риск-менеджменту

Всегда, когда встречаешь таких людей, как Томас Мулер, задаешься вопросом: зачем они это делают? Чтобы испытать свои возможности в экстремальных ситуациях, почувствовать остроту момента, удовольствие от адреналина, насладиться чувством опасности, а может, получить некую разрядку после ежедневной и однообразной жизни в городе? С другой стороны, в наш век «потребительского рая» трудно найти возможности, да пожалуй, и случай для совершения подвига. Наверное, поэтому и тянет Томаса Мулера и других приверженцев экстрима покорять места, всякий раз бросающие человеку вызов.

Томас говорит, что преодоление трудностей в экстремальных путешествиях тренирует и закаляет его волю. Это очень похоже на риск-менеджмент. Чтобы достичь цели, а иногда и выжить в экстремальной ситуации, необходимо трезво и спокойно рассчитать свои силы, спрогнозировать разные варианты развития событий, взвесить способы достижения желаемого результата. И еще: на таких трудных маршрутах учишься преодолевать страх и достойно принимать поражение, если оно случается. Ведь хороший стратег, видя непреодолимую преграду, не лезет на рожон, а наоборот на время отступает, чтобы собраться с мыслями и выработать новый подход для преодоления препятствия.

«Когда я неделями еду совершенно один по лесам, полям и горам, — признается Томас, — я просто разговариваю сам с собой или с воображаемыми партнерами по бизнесу. — И смеется: — Так очень удобно готовиться к новому проекту, ничто не отвлекает, и можно максимально сконцентрироваться. Кстати, я не люблю слушать музыку во время своих путешествий, это уже продукт цивилизации. Предпочитаю петь сам, любуясь природой, радуясь жизни и этому миру, который так прекрасен в своем разнообразии. И когда цель маршрута достигнута, испытываешь такое счастье, что в этот момент, наконец, можешь дать волю своим чувствам и просто плакать от радости, не стесняясь, что скажут другие, ведь вокруг никого нет. И твоя победа принадлежит только тебе».

наверх